«Меня похоронили заживо!»

Ухтинец пришел в редакцию с собственным свидетельством о смерти.

Брониславу Чувьюрову — 73 года. Но по внешнему виду мужчине едва ли можно дать 60. Годы работы во внешней разведке сказываются: военная выправка, немногословность.

— Я бы не пришел к вам, если честно, не привык жаловаться, но ситуация сложилась так, что нужны деньги на восстановление себя из мира мертвых, — едва улыбается Бронислав Михайлович.

Предыстория

В Ухте Бронислав Чувьюров жил с 1938 года, то бишь с рождения. Потом уехал учиться в другой город. После учебы остался в Москве, хотя по роду деятельности приходилось больше жить в разъездах.

— Мама все это время жила в Ухте в нашей квартире, — добавляет Бронислав Михайлович.

В 1988 году «двушку» приватизировали, соответственно, ее собственниками были мать и сын.

В 1999 году умерла мама Чувьюрова. Похоронить, к сожалению, он ее не смог. Организацией похорон занималась двоюродная сестра Бронислава Михайловича.

А в 2001 году умер он сам.

Потеря

О своей «смерти» мужчина, может быть, так бы и не узнал, если бы не вернулся в конце февраля этого года на малую родину.

— Я думал дожить свои дни в нашей с мамой квартире, а, получилось, что меня уже и вживых-то нет, — Бронислав Михайлович достает свидетельство о смерти, где стоит его метрика.

Как выяснилось, его мать завещала жилье своей племяннице — двоюродной сестре мужчины. А потом через два года очень удачно скончался по документам второй собственник квартиры.

— Я благодарен сестре за то, что она была рядом с матерью в ее последние годы, помогала ей, — говорит Бронислдав Михайлович. — Но, получается, что я остался на улице.

Похоронка

Собственную похоронку ухтинец получил от двоюродной сестры. Она говорит, что тогда опознала его труп по рубашке. Квартира та продана, взамен женщина купила жалье сыну.

— Мне, может быть, совсем немного осталось, хотелось бы дожить свой век в человеческих условиях, племянник в той квартире все равно не живет, ее сдают, — неуверенно говорит Бронислав Михайлович.

Сейчас похороненный заживо обитает в социальном центре в районе аэропорта. Перевести сюда пенсию пока не представляется возможным в связи с проблемами с жильем.

— Я подрабатываю репетитором, преподаю английский язык, — добавляет Бронислав Михайлович. — Конечно, этих денег не хватает.

На уроки в Ухту с района аэропорта 73-летний мужчина ходит пешком.

— Здоровья пока хватает, — хвастается Бронислав Михайлович. — Только бы документы сейчас восстановить.

Помощь

Гонорар за новость (мы выписали Брониславу Михайловичу 1000 рублей) мужчина собирается потратить на восстановление себя из царства мертвых.

— Я уже написал заявление в мировой суд, там должны признать факт, что я — живой, — подытоживает ухтинец. — Тогда уже можно подумать и о пенсии.

Бронислав Михайлович не чурается никакой работы:

— Если у кого-то есть возможность предложить работу, я буду очень благодарен, я — хороший плотник, инженер, знаю английский и японский языки.

Поделиться с друзьями: